Тайны вирусов

...тысячи лет идет эта тихая невидимая война человека и вирусов...

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

СПИД — социальная проблема

Появление СПИД поставило перед правительствами и общественностью всех стран ряд серьезных задач. Новое явление потребовало введения определенных законодательных актов, изыскания финансовых ресурсов на оказание медицинской и социальной помощи больным и т. п. Главное — СПИД поставил перед обществом морально-этические проблемы, затронул взаимоотношения отдельных государств, оказывает влияние на международную жизнь в целом. В октябре 1987 г. Организация Объединенных Наций впервые за годы своего существования рассмотрела на сессии вопрос о заболеваемости СПИД, что показывает не только исключительное социальное, то и политическое значение этой болезни.
Особую остроту, особенно для развивающихся государств, приобрела проблема финансирования разработок в области СПИД, внедрения методов диагностики, профилактики и лечения болезни.
По разным оценкам, в США с 1980 по 1986 г. расходы на СПИД составили от 5 до 20 млрд. долларов. Разница в указываемых суммах связана с тем, что одни подсчитывали только стоимость исследований и непосредственно лечения, а другие учитывали также расходы, связанные с утратой трудоспособности и стоимостью несозданной из-за этого продукции.
Достаточно высоки даже расходы на разработку средств диагностики. Так, по данным журнала «Ю. С. ньюс энд Уорлд рипорт» за 28 апреля 1987 г., стоимость одного обследования в Атланте составляла 10, а в Майами — 20 долларов. Эти цифры красноречиво указывают, в какую сумму может обойтись только обследование доноров крови.
Развивающиеся африканские страны, где особенно распространено заболевание, очевидно, будут не в состоянии финансировать все исследования по СПИД.
В США лечение больного СПИД в течение года в 1985 г. стоило 30—50 тыс. долларов, однако в настоящее время в связи с более направленным лечением стоимость стала снижаться. Тем не менее только количество азидотимидина, необходимое для лечения больного или вирусоносителя в течение месяца, стоит 130—150 долларов. Для большинства больных такая стоимость лечения разорительна.
Предсказываемый дальнейший рост заболеваемости потребует пересмотра бюджета как развивающихся, так и развитых стран. Это еще раз говорит об актуальности остановки гонки вооружений, сокращения милитаристских расходов, увеличения ассигнований на медицину и социальные программы.
Разница в уровне заболеваемости в разных странах предусматривает необходимость создания международной системы, препятствующей распространению вируса. Такая система, безусловно, была бы выгодна для мирового сообщества, так как предотвращение развития эпидемий в ряде стран позволило бы высвободить дополнительные средства для помощи тем странам, где болезнь уже укоренилась.
Уже сейчас на Западе раздаются голоса о том, что ограничение въезда лиц, зараженных вирусом СПИД, в какую-либо страну является ущемлением права личности на свободу передвижения и т. п. Однако эти возражения в последнее время не принимаются во внимание правительствами многих государств, осуществляющих энергичные меры по защите своего населения. Так, в США с 1 октября 1987 г. обследуются на антитела к ВИЧ все иммигранты, что, по нашему мнению, является для США запоздалой и частичной мерой. Аналогичные меры рассматриваются в настоящее время правительством Великобритании.

Обязательная проверка на СПИД всех въезжающих пока не проводится ни в одной стране, проверке подлежат лишь определенные контингенты лиц. Это связано с большой технической сложностью и недостаточной эффективностью существующих методов. В СССР для предотвращения завоза ВИЧ извне обследуются иностранцы, приезжающие на учебу или работу сроком более 3 мес, а также наши соотечественники, возвращающиеся из длительных зарубежных командировок. Законодательством предусмотрено принудительное обследование любого советского или иностранного гражданина по представлению органов здравоохранения. К числу указанных лиц относятся подозрительные на возможность заражения по эпидемиологическим (контингенты риска) или клиническим признакам.
Все же меры по проверке приезжающих из-за рубежа недостаточно эффективны. Во-первых, потому что ряд въезжающих могут находиться в ранней фазе болезни, когда антитела еще не обнаруживаются (до 3 мес от момента заражения). Во-вторых, как мы знаем, вирус уже проник (хотя и в ограниченных масштабах) и циркулирует среди постоянного населения СССР. Следовательно, международные карантинные меры могут лишь замедлить, но не остановить распространение вируса в новых странах и на новых территориях, в том числе и в СССР. Вот почему так важна индивидуальная профилактика, защита каждого отдельного человека от заражения, о которой мы говорили выше.
Не менее сложен вопрос о том, кто из граждан страны обязан проходить проверку. Во всех странах обязательной проверке на антитела к вирусу подвергаются доноры крови и органов. В США, кроме этого контингента, обследуются военнослужащие и служащие государственных учреждений. В ряде стран на СПИД обследуются проститутки. Остальное население, как правило, обследуется в добровольном порядке.
В СССР, согласно Указу Президиума Верховного Совета от 25 августа 1987 г., на СПИД может быть обследован любой человек, если это сочтут целесообразным врачи. Открыты пункты для добровольного и анонимного обследования. Следует отметить, что никто из тех, кому мы предлагали обследование, не предпринимали попыток уклониться от него. Это и понятно, так как раннее выявление заражения обеспечивает и более раннее начало лечения. Только с марта по ноябрь 1987 г. через пункт анонимного обследования, открытого Центральным научно-исследовательским институтом эпидемиологии Министерства здравоохранения СССР на базе Клинической
инфекционной больницы № 2 Москвы, прошли 8 тыс. человек. Было выявлено 5 зараженных советских граждан и 5 иностранцев. (Один из выявленных зараженных для дальнейшего лечения не явился. Остальные прошли курс профилактического лечения, и в настоящее время показатели их иммунитета не дают основания беспокоиться о возможном развитии СПИД. Следует отметить, что и лечение они проходят анонимно.)
Удалось обследовать значительное число представителей известных контингентов риска, которые имеют основания не афишировать свой образ жизни, и установить, что в этой среде уже циркулирует вирус, хотя и в ограниченных масштабах.
В ноябре 1987 г. пункты анонимного обследования функционировали уже в 10 городах СССР.
Проблема добровольности обследования возникает в основном в связи с опасением людей, что в случае установления факта заражения это станет известно окружающим. Этот страх имеет под собой некоторые основания. Во время расследования первых случаев заражения вирусом были допущены беспрецедентные примеры нарушения врачебной тайны и продемонстрирована низкая этическая культура некоторых администраторов и журналистов.
Так, забыв о клятве Гиппократа, врачи сообщали о выявленном заражении на предприятия, где работали обследованные лица. Один директор завода рассказал об этом по местному радио, назвав имя зараженного! Молодую учительницу, заразившуюся от жениха, забирали на глазах у всего села и т. п. Один из журналистов так «увлеченно» описал внешность больного СПИД и его биографию, что того легко узнали сослуживцы и соседи.
Жизнь этих людей превратилась в кошмар, их стали избегать и подвергать оскорблениям. Некоторым пришлось менять место работы, фамилию и т. п. Это недопустимо не только из соображений человечности, но и потому, что, превратившись в изгоев, зараженные могут начать мстить за себя человечеству, вступая, например, в анонимные половые связи.
По-видимому, мало кто из бездумно и поспешно действовавших должностных лиц ставил себя в положение зараженных вирусом, которые и так переживали тяжелое душевное потрясение, узнав о возможности заболеть СПИД. Такие люди безусловно нуждаются в поддержке гуманных и умных людей. То, что они заражены, не должно делать их чужими и ненужными обществу. Для сослуживцев и родных они как источники заражения не опасны и могут продолжать плодотворно работать. Зарубежный опыт показывает, что многие зараженные вирусом СПИД и даже больные не только изменили свой образ жизни, но принесли немало пользы обществу.
В США законодательством ряда штатов предусмотрено лишение диплома медицинских работников, отказавшихся оказывать медицинскую помощь зараженным ВИЧ и больным СПИД. Будем надеяться, что такое законодательство не потребуется в СССР.
Неправильные действия администраторов и врачей в отношении зараженных можно расценивать как проявления растерянности перед новым заболеванием. В то же время мы не можем не отметить некоторых тревожных тенденций, выявившихся в связи с широкой публикацией сообщений о СПИД.
В октябре 1987 г. газета «Комсомольская правда» напечатала подборку читательских писем — откликов на ранее опубликованную статью о СПИД. Некоторые авторы писем не знали, что идеи, высказываемые ими, в основном повторяли мысли и взгляды, имевшие хождение в США и Западной Европе по поводу СПИД в предшествующие годы.
Так, некто, «ведущий здоровый образ жизни», назвавшийся Виктором С, заявил, что «СПИД — это санитар человечества, который спасет его от наркоманов, гомосексуалистов, проституток», что на планете «много лишних людей, не хватает пищи, жилья...» Он, выдающий себя за члена КПСС и комсомольского секретаря и, при этом скрывающий свою фамилию, вероятно, догадывался, что повторяет слова самых реакционных деятелей. Именно немецкие нацисты уничтожали в концентрационных лагерях сотни тысяч гемосексуалистов или людей, преднамеренно обвиненных в гомосексуализме. Однако это не снизило рост гомосексуализма, более того, этот порок процветал среди нацистской элиты. «Гомофобия», т. е. ненависть к гомосексуалистам, высказываемая читателями на страницах печати, указывает на то, что мы еще плохо разбираемся в вопросах сексопатологии. Конечно, гомосексуализм — аномальное явление, но ведь и близорукость тоже отклонение от нормы. Так не придет ли Виктору С. идея «улучшать» человеческую породу, уничтожая «очкариков»? Ведь с его точки зрения, наверное, целесообразно, что близорукие чаще попадают под колеса, чем люди с хорошим зрением. Может быть не спасать их от этого? Запретить продавать очки? Ведь предлагает же он бороться с гомосексуализмом, прекратив борьбу со СПИД!
Нам часто пишут гомосексуалисты, просящие высказать наше мнение относительно целесообразности существования статьи 121 в уголовном кодексе РСФСР, предусматривающей уголовное наказание за гомосексуализм. По нашему мнению, в каждом конкретном случае требуется индивидуальное решение. Гомосексуалисты, без сомнения, представляют эпидемическую опасность, так как среди них выше по сравнению с остальным населением заболеваемость не только СПИД, но и гепатитом, сифилисом, гонореей и другими болезнями, передаваемыми половым путем. Уже этого достаточно для того, чтобы к гомосексуалистам была проявлена повышенная медицинская бдительность. Гласность в отношении опасностей, связанных с гомосексуализмом, — лучшее оружие против него.
Чуть ли не половина авторов писем, опубликованных в газете, требуют применения мер против проституток. Мы выступаем за искоренение этого социального зла. Но разве лучше мужчины, обращающиеся к продажным женщинам? Вирусу СПИД «безразлично», получает ли женщина деньги, импортные «тряпки» или все делается «по любви». Опасен сам факт существования многочисленных половых партнеров.
Двое из заразившихся от, К. молодых людей заразили один — жену, другой — невесту. С точки зрения даже пуританской морали эти женщины были безупречны, но обе роковым образом не придали значения прошлому своих избранников. Значит, разумное половое поведение необходимо как женской, так и мужской половине человечества. И юноши и девушки должны стремиться к чистоте отношений, если они хотят не только сохранить здоровье, но и создать гармоничную семью. «Пробные браки», «подбор партнера» — все это повышает риск заразиться СПИД.
Другой ретивый борец со СПИД, чье письмо опубликовала «Комсомольская правда», женщина-врач предлагает «вирусоносителей сразу же изолировать». Надо сказать, это не единичная точка зрения. А теперь представим, что автор письма, например, попадает в аварию и ей срочно сделают переливание крови от первого же добровольца, оказавшегося зараженным. Значит возникнет необходимость изолировать и ее. Так куда изолировать и зачем?
В одном письме, которое мы получили, высказывается и другое предложение: убивать всех зараженных. Похоже, что некоторые люди не только не понимают, что такое гомосексуализм, но и не знают, что такое фашизм, в каких черных углах души он находит приют, из каких «благих» намерений возникает.
Увы! Никто не в силах уберечь людей от легкомыслия. Может помочь лишь собственный здравый смысл. Ведь особенно опасны не те, кто знают о своем заражении, следовательно, и об уголовной ответственности, а те, кто о заражении не подозревают и ведут «веселый» образ жизни.
Среди подборки писем есть и письмо от выходцев из Африки, утверждающих, что публикация «Комсомольской правды» вызвала усиление к ним расовой неприязни в связи с сообщением, что среди африканцев много носителей вируса. Случаи расовой неприязни, о которой сообщает автор, порождены не публикацией газеты, а незнанием людьми путей передачи вируса. Ведь ни от европейца, ни от африканца не заразишься СПИД ни при разговоре, ни при рукопожатии. Повторяем, болезни все равно, какого ты цвета. В США, например, белых больных намного больше, чем чернокожих. Все зависит от социальных условий, морального климата общества.
Правда о СПИД, какой бы неприятной она ни была, сейчас самое главное оружие в борьбе с эпидемией. Знание условий заражения спасет миллионы людей от болезни.

По материалам брошюры Петровского В. И. и Петровского В. В. "СПИД. Синдром приобретенного иммунодефицита". издательство Медицина, 1988 год.