Тайны вирусов

...тысячи лет идет эта тихая невидимая война человека и вирусов...

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

ТРИ БАРЬЕРА

Мы много говорили об иммунологическом барьере, называли его барьером несовместимости. Однако при пересадках, помимо биологического барьера, приходится преодолевать ряд трудностей, связанных совсем с другими областями жизни человека - психологией и юриспруденцией.

Они тоже создают своеобразные барьеры.

Рассмотрим сначала психологический. В качестве примера можно привести случай, рассказанный выдающимся советским хирургом Н. М. Амосовым в документальной повести "Книга о счастье и несчастьях" (Наука и жизнь, 1973, № 6). В период наивысшего бума, связанного с пересадками сердца у человека, Амосов принял решение трансплантировать сердце безнадежно больному. Все было тщательно подготовлено к операции: постоянно дежурили бригады квалифицированных биологов и хирургов, больной был подвергнут тщательному обследованию. Оставалось ждать подходящего донора. Наконец, этот момент наступил: в клинику привезли девушку, попавшую в автомобильную катастрофу. У нее - размозженный череп с разрушением вещества мозга. Высококвалифицированные специалисты установили смерть мозга, хотя сердце продолжало биться. Нужно было сообщить родителям пострадавшей о случившемся и получить у них разрешение. Но ни сам Амосов, ни его помощники не решились на это. Операцию отменили, и в дальнейшем хирург бесповоротно отказался от попыток пересадить сердце. Психологический барьер оказался труднопреодолимым.

Перед психологическими трудностями пасуют и реципиенты, и доноры, и члены их семей. Американский хирург Френсис Мур в книге "История пересадок органов" приводит факты, говорящие о сложности выбора донора в кругу семьи. Бывали случаи, когда реципиент предпочитал, чтобы ему пересадили почку от трупа, а не от родителей. Один больной побоялся взять почку от матери, так как она была деспотичной женщиной и, по его мнению, могла поработить его. Известны случаи, когда отказ одного из членов семьи пожертвовать свою почку брату или сестре приводил к семейной драме. Правда, большинство доноров не только не сожалели о сделанном шаге, но испытывали моральное удовлетворение от своего поступка.

Иногда больной уделяет преувеличенное внимание тому факту, что в его организме функционирует чужой орган. Некоторые реципиенты начинают в какой-то мере отождествлять себя с организмом донора.

Случается, что разрешение родственников взять у погибшего органы для пересадки приводит в дальнейшем к тяжелым психологическим конфликтам. Так, И. Д. Кирпатовский в книге "Зарубежный опыт трансплантации органов" приводит случай, когда жена тяжелобольного дала согласие на то, чтобы после его смерти печень и почки были пересажены реципиенту. Когда больной скончался и операция была выполнена, женщина стала в крайне болезненной форме решать для себя вопрос - умер ее муж или нет, поскольку его печень продолжает жить в теле одного человека, а почка - в теле другого.

Описан и такой случай: больной с пересаженной печенью скончался, и жена донора потребовала, чтобы ее извлекли из тела умершего и дали ей возможность захоронить этот орган отдельно.

Серьезные переживания возникают, если пожертвованный орган отторгается. Так, у мальчика почка, которую ему пересадили от сестры, не прижилась, и ему сделали вторую пересадку. Когда сестра об этом узнала, у нее развилась тяжелая депрессия: женщина вообразила, что и сама она, и ее органы неполноценны.

Мы говорили сейчас о практике современной медицины. Но в будущем могут возникнуть и еще более сложные проблемы.

Нет сомнения, что в настоящее время технически невозможна пересадка головы или головного мозга, и прежде всего потому, что их нервные волокна после перерезки практически не восстанавливаются. Правда, у животных голову с передней частью туловища уже пересаживают. Так, еще в 1963 году многие ученые были свидетелями такой успешной операции, осуществленной на собаке В. П. Демиховым. Голова успешно прижила: двигала веками, языком и проявляла

Другие признаки физиологической активности. Однако голову реципиента при этом не отрезали.

Не исключено, что в будущем будут разработаны методы регенерации нервных волокон головного и спинного мозга и пересадка этой части тела человеку станет возможной, тем более что к тому времени барьер несовместимости, по-видимому, удастся преодолеть.

Однако значит ли это, что такая операция будет оправдана в морально-этическом плане? Ведь реципиент, которому приживят голову другого человека, перестанет существовать как изначальная личность, а превратится в искусственно созданное новое существо,- и последствия этого вмешательства непредсказуемы.

Однако мнения ученых в этом отношении расходятся.

Н. М. Амосов, член-корреспондент АМН СССР, утверждает: "Я не вижу оснований для беспокойства, что мозг человека потеряет свою индивидуальность или способности, если прервется его связь с телом. Мощный интеллект поддерживает сам себя.

...Если технические трудности будут преодолены в экспериментах на животных, то умирающему человеку с высоким интеллектом можно сделать такое предложение (речь идет о пересадке головы.- Авт.). Я не вижу в этом никакого кощунства, и если бы предложили мне, то согласился бы" (Лит. газ., № 8 от 22.11. 1968 г.).

Э. И. Кандель, доктор медицинских наук (заведующий нервно-хирургической клиникой Института неврологии АМН СССР), занимает несколько иную позицию.

"...автор этой статьи считает возможным раскрыть и свою личную позицию. Он - принципиальный противник пересадки мозга у человека... В то же время автор не только допускает возможность противоположной точки зрения, но и признает убедительность некоторых аргументов, которые он предоставил своему воображаемому оппоненту".

Юридический барьер также существует и нередко является существенным препятствием к успешной пересадке органов.

При пересадке непарных органов, в частности сердца, принципиально важно установить критерии смерти донора.

Что такое смерть?

Ранее основным ее признаком полагалась остановка сердца и дыхания. С 1968 года принято считать: когда биологическая активность мозга необратимо нарушена, то человек мертв, если даже у него еще длительное время продолжает биться сердце и искусственно поддерживается дыхание. Сейчас разработаны четкие критерии, позволяющие точно определить смерть мозга - это отсутствие электрической активности мозга, отсутствие рефлексов и др.

Брать сердце и другие непарные органы у донора можно лишь после того, как будет доказана абсолютная невозможность его оживления. Советские ученые придерживаются этого правила неукоснительно.

Второй чисто юридический аспект заключается в следующем: допустимы ли эксперименты на человеке? Этот вопрос в отличие от первого неодинаково решается законодательством разных стран. В Советском Союзе эксперименты на человеке допускаются только в исключительных случаях и только на добровольцах. Однако в США они применяются широко. В некоторых странах хирурги используют в качестве доноров лиц, осужденных на смертную казнь.

В настоящее время в клиническую практику во всем мире входит пересадка почек от трупа. Однако в США и некоторых других странах это допускается делать только с разрешения ближайших родственников, прежде всего жены, что резко затрудняет возможность найти для больного донора.