Тайны вирусов

...тысячи лет идет эта тихая невидимая война человека и вирусов...

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

ПАРАДОКС БЕРЕМЕННОСТИ

Итак, для иммунологов трудноразрешимой загадкой остается рак. И одно из наиболее "туманных" обстоятельств - каким образом, несмотря на совершенную иммунную систему, опухолевые клетки могут ускользать от иммунологического надзора?

Но еще более "интригующим" является парадокс беременности: в чреве женщины развивается чужеродный для нее плод, который является своеобразным "табу" для ее иммунной системы. Его можно рассматривать как аллотрансплантат, который содержит антигены, унаследованные им от отца, но чужеродные для матери. Этот аллотрансплантат в отличие от трансплантата кожи отца не только не отторгается, но длительное время растет и развивается: открытый вызов иммунологии!

Плод, как и опухоль, способен ускользать от иммунологического надзора. Еще одна черта сходства состоит в том, что в обоих случаях в крови хозяина (опухоленосителя или матери) появляются блокирующие факторы, укрощающие агрессивные свойства его лимфоцитов. Третья: в обоих случаях важную роль играют супрессорные клетки. Их количество возрастает как при увеличении опухоли (что препятствует ее отторжению), так и при росте плода (что, возможно, оказывает такое же действие). Четвертая: покрывающие зародыш клетки трофобласта (зачаток плаценты) способны, как и клетки опухоли, внедряться в окружающую ткань. И, наконец, пятая: мы уже говорили, что в опухолевых клетках нередко проявляются эмбриональные антигены, то есть активируются гены, ответственные за реализацию программы эмбриогенеза. Поэтому некоторые иммунологи рассматривают опухоль как своего рода "взбесившийся" эмбрион.

В последние годы изучение эмбриональных антигенов приобрело особое значение: оно позволило разработать метод ранней иммунодиагностики беременности.

30 июля 1981 года в Государственном комитете СССР по делам изобретений и открытий было зарегистрировано открытие, сделанное профессором Ю. С. Татариновым и кандидатом медицинских наук В. И. Масюкевичем.

Как это подчас бывает, все началось с чрезвычайных обстоятельств. В 1968 году В. Н. Масюкевичу, аспиранту профессора 10. С. Татаринова, пришлось отложить защиту уже законченной диссертации, посвященной влиянию нескольких известных эмбриональных белков на некоторые заболевания печени: в крови эмбрионов был обнаружен необычный белок - бета-1-глобулин. Его тщательно изучили и выяснили, что он присутствует в крови здоровых взрослых людей - но лишь при беременности. Оказалось, что белок этот вырабатывается только в клетках трофобласта, потому и назвали его трофобластическим бета-глобулином - сокращенно ТБГ.

Был разработан высокочувствительный метод определения ТБГ, который позволяет диагностировать беременность уже в конце второй недели, когда в одном кубическом сантиметре крови его содержится 15-30 нанограммов. ТБГ в крови сохраняется на протяжении всей беременности и полностью исчезает через 3-4 недели после родов. Оказалось также, что снижение его уровня позволяет за 1-2 недели предсказать возможность прерывания беременности. А это значит, что врачи сумеют своевременно принять меры для предотвращения выкидыша.

Далее выяснилось: клетки доброкачественных и злокачественных новообразований, возникающих из трофобласта, продолжают вырабатывать ТБГ. А это можно использовать для ранней диагностики данных опухолей.

В опытах на обезьянах установлено, что введение антител против ТБГ приводит к прерыванию беременности. Из чистых же препаратов ТБГ была получена вакцина против беременности. Она была испытана на обезьянах: животные оставались стерильными в течение года.

Мы уже приводили соображение Бернета, предполагавшего, что иммунная система сформировалась в процессе эволюции как ответ на резкое увеличение частоты мутаций у многоклеточных организмов, чреватое развитием опухолей. Примерно такой же точки зрения придерживается Роберт Гуд. Он считает, что для опровержения этого взгляда нужно обнаружить злокачественные опухоли у беспозвоночных.

Но, может быть, не менее верно другое предположение: усложнение и совершенствование иммунной системы в филогенез происходило в результате ее приспособления к новым условиям формирования эмбриона у млекопитающих, в отличие от рептилий, птиц и рыб, у которых, как правило, не наблюдается ни беременности, ни развития плода: эмбрион или растет, вне организма (рептилии, птицы), или сам процесс оплодотворения осуществляется не в организме, а во внешней среде (рыбы, амфибии). Созревание плода в теле млекопитающих потребовало, с одной стороны, усложнения иммунной системы (образование блокирующих факторов, появление супрессорных лимфоидных клеток и т. д.) и, с другой - приспособление плода к иммунной системе матери (выработки особых механизмов, способных защитить плод от иммунной атаки ее лимфоцитов).

Несмотря на свойство эмбриона противостоять иммунной системе матери, несмотря на то, что ее в совершенстве вооруженная иммунная система не может предотвратить развитие и рост плода, положение его отнюдь нельзя назвать безмятежным: он живет под постоянной, в течение всего времени пребывания в утробе женщины, угрозой иммунологического конфликта, защищенный от атаки лимфоцитов матери биологическим барьером - плацентой. Но барьер этот несовершенен: через него могут проникать клетки крови. Правда, таких путешественников, как, впрочем, и других нарушителей границ, немного: стража не дремлет. Однако при определенных условиях может возникнуть пограничный конфликт, а в ряде случаев - начаться война, распространяющаяся на весь организм.

Если нарушителями являются клетки плода, представляют ли они угрозу для матери? Нельзя сказать, что опасность полностью исключена, но она маловероятна. Если в ее кровоток попадают лимфоциты плода, то эти солдаты еще не обучены и плохо вооружены - ведь иммунная система плода является недостаточно зрелой. Что могут сделать эти новобранцы с многомиллионной, отлично вооруженной иммунной системой женщины? В этих условиях попытка атаки безнадежна. Полученные недавно факты также подтверждают, что лимфоциты плода не могут вызвать РТПХ у матери. Так, появилось сообщение, что у одной молодой женщины почти все клетки кроветворной ткани состояли из клеток плода, но, несмотря на это, у нее не наблюдалось признаков РТПХ.

Высказывается предположение, что переход через плаценту лимфоцитов плода и его антигенов способствует развитию устойчивости к злокачественным опухолям. Такая возможность вполне вероятна - ведь у девственных самок животных и нерожавших женщин частота развития злокачественных опухолей значительно выше, чем у много рожавших. Это явление поддается объяснению: поскольку в опухолевых клетках часто появляются эмбриональные антигены, иммунизация матери клетками и антигенами эмбриона способна усилить ее противоопухолевую резистентность.

Проникновение клеток и антигенов плода в тело женщины может привести к двум противоположным эффектам: развитию толерантности или повышенной чувствительности к антигенам плода. Что касается толерантности, то ее удавалось обнаружить, но только по отношению к слабым трансплантационным антигенам. Возросшая способность лимфоцитов матери реагировать с антигенами плода, унаследованными от отца, выражена наиболее четко у много рожавших женщин.