Тайны вирусов

...тысячи лет идет эта тихая невидимая война человека и вирусов...

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

РЕЗУС-КОНФЛИКТ

Бывают случаи, когда в кровоток матери попадает большое количество эритроцитов плода. Это уже может привести к заболеванию, которое известно под названием гемолитической болезни новорожденных. Проявляется же оно в развитии резко выраженной желтухи, отеке и анемии (разрушение эритроцитов); часто развиваются нарушения центральной нервной системы. Такие дети погибали или же в возрасте 2-3 лет у них развивались тяжелые поражения нервной системы, вплоть до слабоумия.

Причина заболевания долгое время оставалась неясной. И опять на передний рубеж науки вышли иммунологи. Они не только разгадали загадку заболевания, но и разработали методы его предотвращения Открытие это произошло случайно и в то же время не случайно. Случайно - потому что обнаружившие его иммунологи поначалу вовсе не занимались гемолитической болезнью новорожденных. Не случайно - потому что автором его был Карл Ландштейнер, ранее открывший группы крови.

В 1940 году Ландштейнер, обнаруживший в 1927 году в эритроцитах М-фактор, пытался получить анти-М антитела для выявления М-антигена в крови человека. Вместе с Винером он провел опыты на обезьянах-резусах (бенгальских макаках) и обнаружил, что в крови у них содержится компонент, соответствующий М-фактору у человека. Кроликов иммунизировали кровью обезьян-резусов, и в сыворотке ее у них появлялись анти-М антитела. К удивлению экспериментаторов, если к крови людей добавляли анти-М сыворотку, то часто наблюдалось склеивание эритроцитов, несмотря на то что в них отсутствовал М-антиген. И только тогда ученые пришли к выводу, что в крови таких лиц содержится новый, ранее неизвестный фактор, который можно выявить при помощи антирезусной сыворотки (то есть содержащей антитела против белков крови макаки-резус). Ландштейнер и Винер назвали его резус-фактором.

Трудно сказать, что дало бы это открытие, если бы не "господин случай", по выражению И. П. Павлова, с которым столкнулся старейший сотрудник Ландштейнера Филип Левин. Он тогда занимался совсем другой проблемой - изучал свойства сыворотки женщины, родившей мертвого ребенка с гемолизированной кровью (это значит, что эритроциты у него были разрушены). Об этой работе узнал Александр Винер. Он добавил сыворотку матери к образцам человеческой крови, которые агглютинировались антирезусной сывороткой. Что заставило его это сделать? Может быть, простое любопытство? Или - не исключено - интуиция?

Результат оказался удивительным: сыворотка склеивала кровь всех людей, у которых антирезусная сыворотка также вызывала агглютинацию!

Предстояло объяснить этот факт. Случайность ли это или между смертью ребенка от гемолитической болезни и наличием в крови людей резус-фактора имеется связь?

Первые же исследования показали: она, эта связь, действительно существует. Оказалось, резус-фактор содержится в эритроцитах 85% людей и отсутствует у 15%. Затем было обнаружено, что он состоит из нескольких антигенов.

Гемолитическая болезнь новорожденных развивалась только в случае, если отец ребенка резус-положительный, а мать - резус-отрицательная. Когда иммунологи уяснили это обстоятельство, разгадка тайны гемолитической желтухи новорожденных была "на кончике пера". При всех других сочетаниях (резус-положительный фактор у матери и резус-положительный у отца, резус-положительный у матери при резус-отрицательном отце, резус-отрицательные мать и отец) заболевание не развивалось.

Стало очевидно, что гемолитическая болезнь новорожденных возникает в результате иммунологического конфликта,- ее чаще всего и называют резус-конфликтом.

В чем его причина?

Если резус-отрицательная женщина беременеет от резус-положительного мужчины, эритроциты плода могут со-содержать резус-антиген, отсутствующий в организме матери. Попадая в него, они вызывают образование антител, способных проходить через плаценту и разрушать эритроциты плода, то есть приводить к гемолизу. При этом из пострадавших эритроцитов высвобождается гемоглобин, который затем превращается в желчные пигменты. Но до родов через плаценту проходит только небольшое количество эритроцитов плода. Значительно большее их число попадает в кровь матери при родах - вследствие разрывов промежности или более мелких нарушений целостности тканей. Однако антитела, образующиеся у нее при этом, не оказывают вредного воздействия на плод: ведь они обычно появляются после родов в небольшом количестве; могут они передаваться новорожденному и с молоком, но заболевания чаще всего ее развивается.

Иное дело при повторных беременностях, когда отец резус-положительный. У резус-отрицательной матери антитела вырабатываются значительно быстрее и в большем количестве. Они способны проходить не только в молоко, но и в тело плода до родов - иногда это приводит даже к внутриутробной его гибели. Но чаще всего заболевание возникает потому, что новорожденный получает молоко матери. Сейчас в женских консультациях еще до родов определяют наличие или отсутствие резус-фактора у матери и отца, и если у матери он отрицательный, а у отца - положительный, то родителей предупреждают о возможном рождении "резусного" ребенка, и кормление его грудью в течение первых двух-трех недель после родов полностью исключается.

Формирование у резус-отрицательной матери резус-положительного плода не во всех случаях приводит к развитию иммунологического конфликта, что отчасти может быть связано с развитием у нее толерантности к резус-антигенам.

В своих исследованиях Ландштейнер и Винер столкнулись с препятствием, которое они длительное время не могли преодолеть. Ведь если обнаружить резус-фактор в эритроцитах относительно легко (достаточно добавить к ним противорезусную сыворотку), то выявить у женщин противорезусные антитела не удавалось в течение длительного времени (случай, описанный Левиным, оказался исключительным). Между тем очень важно выявить противорезусные антитела, так как опасность для плода возникает только при наличии их у матери. Даже в случаях, когда заведомо было известно, что они есть, обнаружить их удавалось лишь изредка - при смешивании сывороток только с некоторыми образцами резус-положительных эритроцитов.

Далее Винер наблюдал, что если к резус-положительным эритроцитам добавить сперва испытуемую сыворотку, не вызывающую агглютинации, а затем противорезусную, которая ранее склеивала их, то этого процесса не происходит. Исследователь пришел к заключению, что в первой содержатся особые противорезусные антитела, которые могут соединяться с резус-положительными эритроцитами, по не способны вызвать их агглютинацию. Эти антитела, соединяясь с резус-антигеном, блокируют его и почти не дают возможности противорезусным сывороткам склеивать эритроциты. Следовательно, наличие противорезусных антител можно выявить по их способности предотвращать реакцию агглютинации при добавлении противорезусной сыворотки. Однако этот метод позволял обнаружить только часть противорезусных факторов.

В 1945 году английские иммунологи Р. Р. А. Кумбс, А. Е. Моране и Р. О. Рейс разработали тест, который позволял обнаружить все антирезусные факторы. Он вошел в историю науки под названием пробы Кумбса.

Принцип его заключается в следующем. Поскольку противорезусные антитела, подобно другим, являются гамма-глобулинами, на мембране эритроцитов их можно обнаружить при помощи сыворотки, полученной в результате иммунизации кроликов человеческим гамма-глобулином. Действительно, такая сыворотка вызывает агглютинацию эритроцитов, на поверхности которых содержатся противорезусные антитела. Следовательно, для их выявления к смеси исследуемой сыворотки с резус-положительными эритроцитами нужно добавить антиглобулиновую сыворотку Кумбса: в положительных случаях происходит агглютинация (предварительно эритроциты отмывают физиологическим раствором от свободных противорезусных антител) .

Как сейчас следует поступать, если мужчина резус-положительный, а женщина резус-отрицательная и, следовательно, у них может родиться больной ребенок? Следует ли считать подобную ситуацию однозначной и впадать в панику? Безусловно, нет. Во-первых, потому, что первенцу резус-фактор обычно не грозит (если, конечно, его не кормят материнским молоком). Во-вторых - и это главное - потому, что иммунологи, разгадав механизм резус-конфликта, научились им управлять.

Разработано два метода вмешательства в "дела природы". Первый заключается в том, что у новорожденных полностью заменяют кровь, беря ее у резус-отрицательного донора. Однако это сложно и не вполне безопасно. Значительно лучше другой: резус-отрицательной матери перед родами инъецируют иммунную сыворотку, содержащую большое количество противорезусных антител. Они связываются с проникшими во время родов эритроцитами резус-положительного плода, блокируют резус-антигены и тем самым предотвращают активную выработку антител. Введенные антитела исчезают из организма через 2-3 недели и поэтому не представляют опасности для второго ребенка.

Гемолитическая желтуха новорожденных возникает также и при несовместимости отца и матери по другим антигенам эритроцитов, но это бывает значительно реже, чем при несовместимости по резус-фактору. В последнее время установлено, что у женщины могут также вырабатываться антитела против лейкоцитов плода, и тогда у новорожденного развивается заболевание, характеризующееся снижением количества лейкоцитов в крови,- лейкопения.

Таким образом, проникновение клеток крови эмбриона в тело матери чревато возникновением различных иммунологических конфликтов. А чем грозит попадание клеток ее крови в тело плода? Возможно ли в этих условиях развитие у него РТПХ? Теоретически это допустимо, так как лимфоциты женщины, обладающие высокой иммунологической активностью, не могут отторгаться недостаточно зрелыми клетками его иммунной системы и, следовательно, потенциально способны реагировать против чужеродных для них антигенов. Однако этим потенциям трудно проявиться: материнские лимфоциты обнаруживаются в теле плода значительно реже и в меньшем количестве.

Имеются экспериментальные данные, позволяющие предположить, что если в организм беременных проникнут чужеродные лимфоциты, то это может привести к тяжелым заболеваниям плода. В лаборатории кафедры микробиологии Смоленского медицинского института Е. А. Федосовым и В. С. Дуковой установлено, что в результате индукции РТПХ во время беременности у потомков мышей развиваются злокачественные опухоли лимфоидной ткани (злокачественные лимфомы). Факт настораживающий: значит, нужно быть чрезвычайно бдительными, назначая беременным женщинам переливание крови или введение лейкоцитарной массы (только по жизненным показаниям!). Не исключено, что они являются одним из основных толчков в развитии злокачественных лимфом у детей. Почему? Это пока неизвестно.

Иммунологические конфликты при беременности возникают и вследствие других причин. Так, проникновение в организм несовместимых кровяных пластинок (тромбоцитов) крови плода может вызвать тяжелое заболевание у новорожденных, характеризующееся кровоточивостью и приводящее в 10-12% случаев к смертельному исходу. Несовместимость матери и плода по ряду антигенов групп крови вызывает выкидыши на сравнительно ранних стадиях беременности.

Все большее значение приобретает теория, рассматривающая с позиций иммунологии поздние токсикозы беременности, развивающиеся в 4-6% случаев и являющиеся причиной гибели или самих женщин, или плода. В Советском Союзе активным сторонником этой теории был видный акушер-гинеколог М. А. Петров-Маслаков.

Таким образом, иммунологи имеют достаточно оснований считать себя соратниками не только хирургов и онкологов, но и акушеров.