Тайны вирусов

...тысячи лет идет эта тихая невидимая война человека и вирусов...

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Глава IX - И ПОСЛЕДНЯЯ, ЯВЛЯЮЩАЯСЯ ЗАКЛЮЧЕНИЕМ...

Глава IX - И ПОСЛЕДНЯЯ, ЯВЛЯЮЩАЯСЯ ЗАКЛЮЧЕНИЕМ...

Несчастны те люди, которым все кажется ясно. Л. Пастер

Читатель. В своей книге вы говорили об удивительных парадоксах иммунологии, о противоречиях этой науки, но умолчали, почему она столь парадоксально названа - "Память о будущем". Как может система иммунитета "запоминать" то, чего не было и нет?

Автор. Уникальность иммунной системы как раз. и состоит в том, что в ней не только сохраняются следы прошлого и настоящего, но и формируются возможные следы будущего. В отличие от других систем, в частности нервной, на поверхности клеток иммунной системы находятся молекулы, способные распознавать любые возможные вещества - даже те, с которыми они никогда не "сталкивались".

В предыдущей главе уже говорилось о том, что одним из основных возражений против клонально-селекционной теории Бернета было сомнение в возможности иммунной системы генерировать структуры, способные распознавать искусственно синтезированные человеком соединения, с которыми она ранее никогда не встречалась. Там же отмечалось, что это на первый взгляд неправдоподобное многообразие распознающих молекул на поверхности лимфоцитов правомерно объяснить постоянным возникновением в организме клеток-мутантов, которые могут нести на своей мембране самые различные структуры, способные соединяться с любым антигеном - даже с тем, который пока не синтезирован, но когда-либо будет получен человеком.

Читатель. Но согласитесь, возможность формирования в клетках иммунной системы следов еще неизвестного будущего противоречит здравому смыслу.

Автор. Здравый смысл основан на осознании реальностей, лежащих на поверхности и видимых, как говорят, невооруженным глазом. Но наука позволяет обнаружить за "первым слоем" истинную суть явлений, которая может оказаться в противоречии с традиционным представлением. Тому есть многочисленные примеры в других областях пауки. Может ли здравый смысл согласиться с тем, что свет является одновременно и волной и частицей - фотоном? Способен ли он примириться с существованием не только обычного трехмерного, но и многомерного пространства? Здравому смыслу в это трудно поверить, но тем не менее реальность этих парадоксальных феноменов можно считать доказанной. Их обнаружение и осмысление явилось революционным скачком в развитии пауки. Подобно вспышке молнии, они открывают перед ней новые горизонты и знаменуют собой следующий этап в ее развитии.

Читатель. Выходит, что иммунология переживает сейчас именно такой переломный период?

Автор. В этом не приходится сомневаться. Попытки доказать или опровергнуть гипотезу Бернета привели к постановке экспериментов, которые доказали ее. Тем самым клонально-селекционная гипотеза стала теорией. А ведь она противоречит так называемому здравому смыслу.

Изучение свойств иммунной системы позволяет предположить, что она эволюционировала как бы в предвидении будущего.

Читатель. Как же тогда быть с естественным отбором? Ведь, по Дарвину, он является главной движущей силой эволюции. О каком естественном отборе может идти речь в приложении к будущему?

Автор. У Тютчева есть такие строки:

Но то, что мните вы, природа: Не слепок, не бездушный лик - В ней есть душа, в ней есть свобода, В. ней есть любовь, в ней есть язык...

Каждый волен толковать эти строки по-своему. Я понимаю их так: в пауке, раскрывающей тайны природы, есть своя поэзия. В ней есть и душа, и свобода, и любовь к природе, которую она пытается постичь, и свой собственный язык, который, может быть, не всем понятен, но которому присуща своя поэзия - поэзия научного творчества. Научно-популярные книги для того и пишутся, чтобы эта поэзия поиска истины дошла до ума и сердца читателя,- естественно, не обремененного специальными знаниями.

Но поэзия природы, которую отражает истинная наука, не означает, что в ней существует только гармония. Я согласен с Николаем Заболоцким, писавшим:

Я не ищу гармонии в природе. Разумной соразмерности начал Ни в недрах, скал, ни в ясном небосводе Я до сих пор, увы, не различал

Естественный отбор, бесспорно, является важнейшим фактором эволюции. Но он объясняет в ней далеко не все. Думаю, что изучение особенностей эволюции иммунной системы позволит углубить теорию эволюции, выявить ее неведомые дотоле движущие силы.

Мы с вами спорим, читатель. Но природа умнее нас. Она сама себя создала и сама же отсекает и уничтожает в себе то, что мешает ее дальнейшему развитию.

Иммунная система позвоночных развивалась в процессе постоянного взаимодействия с патогенными микроорганизмами, а это сопровождалось естественным отбором тех или иных ее клеток, способных узнавать эти возбудители и отторгать их. Одновременно она обучалась выявлять и уничтожать постоянно возникающие в теле клетки-мутанты. Поэтому многообразие распознающих структур, формирующихся на поверхности клеток иммунной системы, постоянно и лавинообразно нарастает, что позволяет им "узнавать" любые возможные антигены, любые вещества, которые будут синтезированы в будущем. Вероятно, на уровне микроэволюции отдельных клеточных популяций иммунной системы действуют еще неизвестные нам движущие силы, механизмы, помогающие как бы предвидеть будущее. Если вновь синтезируемые вещества считать своеобразными "ключами", которые способны запускать в работу различные клетки иммунной системы, то адекватные им распознающие структуры на этих клетках можно рассматривать как своего рода замочные скважины, форма которых точно соответствует форме ключа. Так иммунная система обучается "предвидеть" будущее.

Читатель. Каков же механизм связи прошлого и настоящего с будущим в иммунной системе?

Автор. Об одном из таких возможных механизмов мы уже говорили: это соматические мутации. Другой возможный путь - общее увеличение числа генов областей клеток - родоначальников иммунной системы, определяющих синтез вариабельных участков антител. Наконец, высказывается предположение, что связь между прошлым и будущим скрыта в каждом гене, который кодирует ту или иную вариабельную область антитела: аминокислотная последовательность каждой такой области может формировать два отдельных центра, способных связываться с антигеном, для двух различных детерминант. Каждый из этих генов, с одной стороны, сохраняется в процессе эволюции на основе естественного отбора в "борьбе" организмов с обычными болезнетворными микробами; но, с другой стороны, он может определять второй антиген-связывающий центр, способный "предвидеть" будущие потребности иммунной системы.

Читатель. Если следовать вашей аргументации, то можно предположить, что в процессе эволюции иммунная система развивалась как бы в предвидении нарастающего загрязнения внешней среды, которое создают люди в процессе своей деятельности. Но один из результатов этого процесса - все возрастающая аллергизация населения. Неужели эволюция готовила нас к встрече с таким будущим столь "неразумно"?

Автор. Это только подтверждает мысль, высказанную Николаем Заболоцким, который не находил в природе "разумной соразмерности начал". Действительно, с одной стороны, иммунная система позвоночных эволюционировала как бы в предвидении будущего. По, с другой, она встречает будущее не так, как нам бы хотелось. "Черный" юмор этой ситуации состоит в том, что способность реагировать на аллергены возникновением аллергических заболеваний присуща в принципе только человеку. Создается впечатление, что природа, совершенствуя в процессе эволюции нервную и иммунную системы, не могла рассчитывать на то, что две главные регуляторные системы организма станут плохо "состыковываться" друг с другом.

Читатель. Но если уж говорить о "черном" юморе, то он состоит не только в этом. Неужели вы думаете, что человек правильно поступил, пытаясь разрушить иммунологический барьер, барьер несовместимости при пересадках? Ведь эволюция запрограммировала его как механизм защиты организма против любой чужеродной генетической информации.

Думается, что, действуя вопреки природе, ученые поступают недальновидно;

Автор. Полностью согласен с доводом. Думаю, что генеральный путь научного прогресса в этой области - создание искусственных органов. И в этом отношении, как мы знаем, уже кое-что сделано. Насилие над природой вообще не сулит нам ничего хорошего. Поэтому заглавие книги имеет второй смысл: мы должны думать о будущем, не зачеркивая наше эволюционное прошлое, нашу генетическую память. Что же касается замены органов, то перспектива, на мой взгляд, за искусственными органами. Если человек уже подарил значительную часть своего интеллекта компьютерам, если роботы уже сейчас помогают человеку на производстве, то почему нельзя заменить его органы "рукотворными"? Принцип работы самообучающихся роботов - перераспределение блоков памяти в расчете на будущее - и в какой-то мере это аналог нашей иммунной системы.

Читатель. Но связь прошлого с будущим в иммунной системе, вероятно, нельзя рассматривать столь однозначно. Хотелось бы узнать о другой стороне проблемы: может ли след, оставляемый в клетках этой системы прошлым и настоящим, сохраняться в будущем для потомков?

Автор. В сущности, это вопрос о возможности проникновения генетической информации, накопленной в иммунной системе в процессе онтогенеза, в половые клетки, в зародышевую линию. Это - старая проблема, касающаяся наследования приобретенных свойств. И хотя эта возможность, наиболее полно сформулированная Ламарком, отрицается большинством биологов, в последние годы интерес к ней резко повысился именно среди иммунологов. Эта наука стала новым полем битвы в борьбе между сторонниками и противниками ламаркизма.

В главе VIII говорилось, что эксперименты Р. Горчинского и Э. Стила, результаты которых указывали на возможность наследования приобретенной трансплантационной толерантности, в большей части проверочных опытов не были подтверждены.

Значит ли это, что вопрос о возможности переноса приобретенной иммунологической информации по наследству полностью дискредитирован?

Такое заключение было бы преждевременным. В ряде комментариев, опубликованных по поводу этих работ в ведущих научных журналах, не исключалась плодотворность гипотезы Стила, хотя авторы других комментариев полагали, что отрицательные результаты проверочных опытов полностью дискредитируют любые попытки возродить концепцию Ламарка, а известный английский иммунолог Н. Митчисон даже заявил, что если результаты опытов Горчинского и Стила подтвердятся, он "съест собственную шляпу".

Читатель. Считаете ли вы эту угрозу реальной?

Автор. Не могу исключить того, что уважаемому иммунологу (или его потомкам) не придется съесть шляпу. Во всяком случае, концепция наследования приобретенных свойств не противоречит теории Дарвина, который сам отдал дань ламаркизму в своей гипотезе пангенезиса. Эта гипотеза в свое время не была подкреплена экспериментом, но современные данные, полученные при изучении ретровирусов, позволяют предположить, что они могут быть именно такими частицами, существование которых предполагал Дарвин и которые переносят генетическую информацию из соматических клеток в половые.

Читатель. Но ведь мы привыкли считать, что вирусы являются возбудителями заразных болезней. Не противоречат ли ваши слова этому взгляду?

Автор. Конечно, противоречат. Но это реальное противоречие, способствующее лучшему пониманию объективной истины. Сейчас накапливается все больше фактов, которые дают основание предполагать, что болезнетворные вирусы - лишь небольшая часть добропорядочного семейства вирусов, истинная роль которых в жизни высших организмов еще только начинает проясняться.

У бактерий передача генетической информации от одной особи к другой нередко связана с наличием так называемых эписомоподобных (внехромосомных) факторов наследственности - плазмид, которые не обязательны для жизни бактерий, но могут переносить те или иные гены. Так, например, некоторые вирусы бактерий (так называемые умеренные бактериофаги) способны осуществлять "эстафету" тех или иных генов между бактериями. Это явление было названо трансдукцией. Имеются и другие виды плазмид. Все они представляют собой двухцепочные кольцевые молекулы ДНК.

Вместе с тем почти все вирусы растений и подавляющее большинство вирусов позвоночных содержат одноцепочную РНК. Вряд ли этот факт случаен.

Можно предположить: процесс эволюции от бактерий к высшим организмам сопровождался возникновением новых форм генетической регуляции, что проявилось, в частности, в формировании регуляторного аппарата, в котором важную роль играла РНК. Поэтому, хотя все известные до сих пор плазмиды содержат ДНК, правомерно спросить, не связан ли процесс эволюции с возникновением нового способа переноса генетической информации между клетками, в котором существенную роль играют РНК-содержащие эписомоподобные факторы?

Появившиеся в течение последних лет исследования дают основание ставить вопрос: не являются ли некоторые антигены клеток млекопитающих продуктами ретровирусов С-типа? Речь идет о так называемых антигенах дифференциации, лучше всего изученных в тимусе и появляющихся в клетках только на определенной стадии их созревания. Установлено, что образование некоторых из них контролируется вирусами С-типа. Оказалось, что в тимусе процесс созревания вирусов С-типа сперва выявляется в эпителиальных, а затем в лимфоидных клетках органа. Активация этих вирусов имеет место также при созревании Т- и Б-лимфоцитов.

Можно указать и на другие факты, дающие основание предположить, что роль возможных плазмид у высших организмов играют ретровирусы. Так, активация их регистрируется на ранних стадиях эмбриогенеза. Например, ретровирусы С-типа можно обнаружить в электронном микроскопе в печени эмбриона (после созревания они отпочковываются от клеток в виде частиц характерной формы в период, когда печень является основным кроветворным органом). После рождения функция кроветворения начинает осуществляться костным мозгом - и ретровирусы в печени отсутствуют. Этот факт можно расценивать как одно из косвенных доказательств возможного участия некоторых ретровирусов в процессах дифференцировки кроветворной ткани.

Другое косвенное доказательство - необычайно высокая тканевая специфичность ретровирусов. Например, имеются вирусы, способные вызвать образование опухолей, происходящих лишь из Т-лимфоцитов либо из Б-лимфоцитов. У мышей выделен вирус, приводящий к злокачественному перерождению только предшественников эритроцитов - эритробластов. Эта высокая тканевая специфичность ретровирусов дает основание думать, что имеются вирусы, участвующие как в злокачественной, так и в нормальной дифференцировке тех или иных клеток и в эмбриогенезе, и на более поздних стадиях индивидуального развития.

Поэтому можно предположить, что у высших организмов имеет место эволюционно новый механизм переноса генетической информации, отличающийся от ранее известных, обнаруженных при изучении бактерий. Он заключается в переносе соответствующей информации в результате включения в генетический аппарат хозяина вирусных генов, в которых закодирована полезная для вида информация.

Читатель. Трудно понять, в чем состоит связь между этими данными и основными проблемами иммунологии, которые мы обсуждаем.

Автор. Такая связь становится все более очевидной. Прежде всего, созревание клеток иммунной системы сопровождается активацией, почкованием, ретровирусов С-типа. Во-вторых, в последние годы стало ясно, что процесс биосинтеза антител связан с функцией подвижных генетических элементов. Кроме того, согласно современным данным, одна из основных функций Т-лимфоцитов состоит в обеспечении противовирусного иммунитета.

Читатель. Но какова связь между вирусами и подвижными генетическими элементами?

Автор. Самая непосредственная...

Представление о важной биологической роли эндогенных ретровирусов стало еще более вероятным - ведь у высших организмов обнаружен новый класс генетических элементов. Советские ученые назвали их МДГ-элементами, что означает: мобильные (подвижные) диспергированные (расположенные в разных участках хромосом) генетические элементы. Их удалось выделить из хромосом дрожжей, плодовых мушек (дрозофил) и млекопитающих. Большую роль в их изучении сыграли исследования советских ученых (Г. П. Георгиев, В. А. Гвоздев и другие). Оказалось, что эти элементы подвижны, что генетическая информация с МДГ-элементов может переписываться на РНК, что они представлены в хромосомах в большом количестве копий (от 10 до 200-300), рассеяны по всему гепетическому аппарату и выявляются в разных участках генома на разных хромосомах. Оказалось также, что МДГ-элементы составляют значительную часть генома высших организмов (установлено, например, что у дрозофил они занимают около 5% всей ДНК). Авторы этого открытия были удостоены Государственной премии СССР.

Однако самым интересным является тот факт, что МДГ-элементы обладают удивительными чертами сходства с эндогенными ретровирусами млекопитающих: в обоих случаях мы имеем дело с множественными генетическими элементами, отмечается чрезвычайное сходство в их строении, размерах, подвижности, способности встраиваться в разные участки генома. Выявлены также и другие черты подобия. Одни ученые предполагают, что ретровирусы представляют собой класс МДГ-элементов, другие полагают, что они происходят из МДГ-элементов.

Несколько лег назад обнаружен еще один класс подвижных генетических элементов - транспозоны, которые осуществляют перенос генов из одной плазмиды в другую, содержат в ДНК повторяющиеся нуклеотидные последовательности и могут переноситься не только между различными особями одного вида, по и между организмами разных видов. Внедряясь в хромосому, они способны также влиять на работу соседних генов. Транспозоны сперва обнаружили у бактерий, а затем у дрожжей, кукурузы и дрозофил. Сейчас все чаще высказывается предположение, что ретровирусы могли произойти в результате эволюции транспозонов, поскольку между ними выявлены существенные черты сходства.

Таким образом, в последние годы выявлены новые классы генетических элементов (МДГ-элементы, транспозоны), чрезвычайно сходные с ретровирусами. Это значит, во-первых, что границы между некоторыми генетическими элементами, участвующими в нормальной работе клеток, и вирусами становятся все более зыбкими. Из этого следует, во-вторых, что значительная часть генов в хромосомах не находится в строго определенных участках, а представляет собой подвижные генетические элементы.

Поэтому не удивительно, что представление о генетической нестабильности, о подвижности генов многие ученые рассматривают сейчас как главное направление исследований, способствующих, на современном этапе науки, выяснению сущности наследственности и развития.

Становится все более ясным, что генетический аппарат клеток высших организмов состоит не только из стабильных участков, где гены фиксированы в строго определенных областях хромосом, но также и из большого количества подвижных генетических элементов (МДГ-элементы, ретровирусы, транспозоны), которые могут блуждать в "таинственных глубинах" генома и передавать генетическую информацию между разными участками хромосомы, между разными хромосомами и, возможно, между клетками.

Если ученые докажут способность некоторых вирусов переносить полезную для вида генетическую информацию, то значение этого факта трудно будет переоценить. Это позволит разработать методы направленного воздействия на различные этапы развития клеток и организмов и даст возможность предотвратить и лечить различные наследственные заболевания и злокачественные опухоли.

Читатель. Выходит, что вирусы могут быть не только врагами человека, но и его друзьями?

Автор. Несомненно. До недавнего времени вирусологи изучали только болезнетворные вирусы, уделяя главное внимание разработке методов борьбы с ними. Flo сейчас становится все более очевидным, что болезнетворные вирусы - это только надводная часть айсберга, сравнительно легко выявляемая и поэтому тщательно изученная. Основная масса этого айсберга оставалась до сих пор скрытой от вирусологов, и только сейчас мы начинаем догадываться о ее существовании. По-видимому, болезнетворные вирусы - это единичные "взбесившиеся" гены нормальных клеток, которые в результате мутаций приобрели способность передвигаться не только в пределах хромосом клеток хозяина, но и переносить зашифрованную в них "болезнетворную" генетическую информацию между разными организмами. Так же как по поступкам отдельных аморальных личностей нельзя судить об обществе в целом, так и поведением болезнетворных вирусов нельзя определять свойства добропорядочного семейства вирусов, которые, по-видимому, играют огромную роль в онтогенезе и филогенезе различных организмов, начиная от бактерий и кончая человеком.

Пока это - только гипотеза, но количество фактов, подтверждающих ее, постоянно увеличивается. Вирусы осуществляют перенос потока генетической информации как внутри организмов, так и между ними, являясь одним из важнейших элементов биосферы. Их давно считали блуждающими генами, но полагали, что они могут передавать только вредную для вида генетическую информацию. Сейчас взгляды ученых в этом отношении начинают коренным образом меняться.

Читатель. Но как тогда понять механизм противовирусного иммунитета? Вы говорили, что одна из основных функций Т-лимфоцитов - обеспечение защиты против вирусов. Но если многие вирусы полезны для организма, зачем от них защищаться?

Автор. Ваше недоумение вполне оправданно. Действительно, когда мы говорим, что Т-лимфоциты защищают организм от вирусов, мы имеем в виду болезнетворные. Более того: эта способность Т-лимфоцитов доказана только в отношении вирусов, разрушающих клетки хозяина. Что же касается эндогенных ретровирусов и многих других вирусоподобных элементов, то в отношении их проблема противовирусного иммунитета предстает в новом качестве. Может быть, в этом случае мы встречаемся с новым вариантом старой проблемы. Ведь сперва думали, что иммунитет только полезен и направлен исключительно против болезнетворных микроорганизмов. Потом выяснилось, что он может быть вреден для хозяина и действует в этом случае против клеток собственного организма. По-видимому, нечто подобное сейчас начинает выясняться и в отношении противовирусного иммунитета. Не исключено, что против многих эндогенных ретровирусов в организме развивается иммунологическая толерантность. Но, скорее всего, мы имеем здесь дело с более сложными закономерностями, которые еще предстоит выяснить. Возможно, эти закономерности удастся выявить при изучении биологической роли главного комплекса гистосовместимости (ГКГ), о котором шла речь в главе IV.

Читатель. На каком основании вы высказываете такое предположение?

Автор. Изучение ГКГ связано с выяснением главной функции системы иммунитета - ее способности отличать "свое" от "не своего". Сейчас доказано, что иммунная система может распознавать любые чужие антигены только в случае, когда ее Т-лимфоциты реагируют одновременно против антигенов, определяемых генами собственного ГКГ. Все Т-клетки обладают двойной специфичностью - против "своих" и "чужих" антигенных детерминант. Если вирус размножается в клетке и разрушает ее, то на эту клетку-мишень нападают Т-киллеры, активность которых определяется генами определенных участков ГКГ. Если же вирус не разрушает клетку и находится с ней в симбиотических (взаимовыгодных) отношениях, то начинают работать другие популяции Т-лимфоцитов - хелперы. Их деятельность контролируется генами, расположенными в других участках ГКГ - в так называемой I-области, в которой находятся гены, определяющие силу иммунного ответа на различные антигены. Они "заведуют" процессами дифференциации различных клеточных элементов.

Ранее приводились результаты опытов, в которых доказывалась способность Т-лимфоцитов контролировать рост и дифференциацию разных клеток организма. Представляется очевидным, что этот процесс находится под "небденным оком" генов, содержащихся в I-области ГКГ.

Читатель. Выходит, что гены ГКГ проверяют не только синтез трансплантационных антигенов, но обладают также иммунорегуляторными свойствами?

Автор. Сейчас в этом не приходится сомневаться. Более того: оказалось, что структура трансплантационных антигенов чрезвычайно напоминает структуру молекулы иммуноглобулинов, что эти антигены принимают участие в распознавании "чужого".

Становится все более очевидным, что трансплантационные антигены способны не только вызывать "огонь на себя", то есть иммунную реакцию против собственных молекул, по и непосредственно участвуют в иммунном ответе. Они одновременно и мишени н структуры, осуществляющие иммунный ответ против собственных и чужих молекул.

Читатель. Если я вас правильно понял, Т-клетки могут распознавать "чужое" только одновременно со "своим". Но каков механизм этого процесса?

Автор. Высказываются две гипотезы. Сторонники одной полагают, что на мембране каждого Т-лимфоцита имеется два ряда рецепторов: одни распознают "свою", другие - "чужие" антигенные детерминанты. Вторая гипотеза предполагает, что рецепторы Т-лимфоцита "видят" единый антиген, представляющий собой комплекс "своего" и "чужого" антигенных детерминант.

Читатель. Выходит, изучение ГКГ позволяет глубже понять механизмы иммунного ответа?

Автор. Не только иммунного ответа. Сейчас уже ясно, что в этом комплексе скрыто немало тайн, разгадка которых может прояснить многие проблемы физиологии и патологии человека. Так, чувствительность людей ко многим заболеваниям в значительной степени связана с особенностями строения их ГКГ. Например, 90% людей, в клетках которых содержится антиген HLA-B27, заболевают тяжелым заболеванием - анкилозирующим спондилитом; 85 % лиц, обладающих антигеном HLA-Сб,- псориазом. Предполагают, что мутации генов ГКГ могут возникать в результате встраивания вирусных генов в зародышевые клетки, что часто сопровождается появлением новых трансплантационных антигенов. В опытах ин витро установлено, что способность клеток соединяться друг с другом в значительной мере обусловлена особенностями их ГКГ: она максимальна в случае их идентичности. Ранее мы уже говорили о том, что особенности ГКГ влияют на выбор самцами самок при спаривании.

Читатель. Вами написана монография "Противоречия иммунологии". Не думаете ли вы, что одним из коренных в современной иммунологии является противоречие между специфической и неспецпфической профилактикой инфекционных заболеваний? Не кажется ли вам, что вакцинация уже исчерпала свои возможности, чего нельзя сказать о методах неспецифической профилактики инфекций?

Автор. В вопросе есть рациональное зерно, хотя я не могу согласиться с тем, что вакцинация уже "исчерпала себя". Можно признать, что очень многое в области специфической профилактики инфекционных заболеваний уже достигнуто: ученые добились решающих успехов в борьбе с такими заболеваниями, как оспа, желтая лихорадка, туляремия, полиомиелит, корь и некоторые другие. Вместе с тем наши достижения в сражении с гриппом, вирусным гепатитом, дизентерией и некоторыми другими широко распространенными заразными болезнями человека пока еще очень скромны: эти инфекции мы сейчас называем неуправляемыми. Но значит ли это, что создание эффективных вакцин против такого рода инфекций невозможно? Думаю, что подобное заключение было бы преждевременным. В различных научных институтах нашей страны и других государств все возрастающими темпами проводится дальнейшее изучение свойств возбудителей этих заболеваний и создание эффективных методов их специфической профилактики, то есть прежде всего вакцинации. Возможно, что достижения на этом пути будут связаны с разработкой принципиально новых методов конструирования вакцин. В этой связи значительный интерес представляют исследования Р. В. Петрова, Р. М. Хаитова и их сотрудников, доказавших возможность получения синтетических вакцин: они обнаружили резкое усиление иммунологических реакций в случаях, когда различные антигенные детерминанты присоединялись к молекулам синтетического полиэлектролита (например, поли-4-винилпиридина); оказалось, что синтетические полиэлектролиты при соединении с некоторыми антигенными детерминантами резко стимулировали иммуногенез (иммунный ответ был в 50-100 раз выше, чем при иммунизации одним антигеном). Есть основания надеяться, что раньше или позже проблема вакцинации против пока "неуправляемых" инфекций будет решена.

Однако не следует забывать и о другой стороне медали, именуемой специфической профилактикой инфекций: как говорилось, широкое применение вакцин способствует все возрастающей аллергизации населения. Природа мстит человеку за его попытки искусственно вмешаться в естественный процесс взаимодействия макро- и микроорганизмов.

Этих недостатков полностью лишена неспецифическая профилактика инфекционных заболеваний. Что понимают под этим термином? Если говорить о кишечных инфекциях, которые передаются через рот (например, дизентерия), то здесь решающую роль играет санитарная культура населения и главной защитой может служить элементарная процедура - мытье рук перед едой. Если все будут соблюдать это правило, то и без помощи медиков число людей, страдающих этими заболеваниями, резко снизится.

Читатель. А как быть с такими болезнями, как грипп, простуда?

Автор. Простуда - не заболевание, а причина многих заболеваний, в развитии которых важную роль играет переохлаждение организма. К ним относятся так называемые острые респираторные заболевания (болезни верхних дыхательных путей), ангины и другие. Переохлаждение резко снижает сопротивляемость организма по отношению к различным инфекционным агентам, в том числе и к вирусу гриппа. Но это происходит только, если организм не закален - тогда резко снижается естественный иммунитет к различным патогенным агентам. Поэтому невозможно переоценить значение разумного систематического закаливания в предупреждении заболеваний, которые часто называют простудными.

Закаливание - мощный фактор повышения резистентности организма к различным болезнетворным агентам. Оно доступно каждому. У закаленных людей обычно не бывает ни острых респираторных заболеваний, ни ангин, ни (даже) гриппа. А если они, в порядке исключения, "схватывают" грипп во время его эпидемических вспышек, то он протекает у них значительно легче, чем у незакаленных. Поэтому, хотя мы и говорим, что грипп - пока неуправляемая инфекция, это не совсем так. Ею можно управлять. Закаливание - волшебная палочка, доступная каждому: молодому и старому, здоровому и больному. Для этого необходимо только четыре условия: сила воли, постепенность, осторожность и постоянство. Ваше здоровье - в ваших руках. Оно - бесценный клад, но им надо умело распоряжаться.

Читатель. Выходит, закаливание - панацея от всех простудных болезней?

Автор. В какой-то мере - да. Но здоровье создается не только закаливанием. Оно зависит от всего образа жизни. Значит, необходима борьба с адинамией (зарядка, спортивная ходьба, бег, физические упражнения), правильное умеренное питание с преобладанием овощной и растительной пищи, исключение из нее животных жиров и соли; нужны разгрузочные дни. И совершенно необходимо отказаться от курения и алкоголя.

Читатель. Не кажется ли вам, что вы рубите сук, на котором сидите? На протяжении всей книги вы убеждали в том, что иммунитет - это способность специфически реагировать на любые чужеродные для организма агенты, способность отторгать все "чужое". Теперь же вы говорите, что нередко решающее значение имеют неспецифические факторы защиты организма.

Автор. Если науку о человеке уподобить дереву, то сук, на котором я сижу,- это мощная ветвь, именуемая иммунологией. Исследования специалистов показывают, что чем глубже мы проникаем в тайны иммунной системы, тем лучше понимаем законы, на которых основано существование самого дерева - основы нашей жизни. На этом же дереве растут другие ветви, изучением которых занимаются иные науки - физиология, генетика, неврология, эндокринология и другие. Значит, здоровье не исчерпывается нормальной иммунологической реактивностью организма. Способность к специфической иммунологической реактивности - только одна из граней здоровья. Поэтому там, где специфическая профилактика пока еще не дает желаемых результатов, надо главное внимание уделить методам неспецифической стимуляции защитных сил организма. Это справедливо не только для инфекционных болезней. Многие болезни были бы сведены к минимуму, если б мы соблюдали элементарные требования, необходимые для поддержания и сохранения здоровья.

Следует, однако, добавить, что один из разделов современной иммунологии, а именно иммуногенетика, может рассматриваться как мост, позволяющий понять взаимосвязь специфических и неспецифических факторов резистентности организма. Иммуногенетика изучает генетику иммунного ответа, его зависимость от генотипа организма. Иммуногенетики выявили наличие генов, определяющих силу иммунного ответа на те или иные антигены, обнаружили связь этих генов с генами, детерминирующими синтез антигенов тканевой совместимости, истинная биологическая роль которых, как мы видели, еще только начинает проясняться. Одна из задач будущей иммунологии - разработка методов индивидуализированного применения вакцин, которые должны учитывать конкретную способность индивидуума реагировать па данный антиген, определяемую наличием тех или иных генов иммунного ответа. Уже сейчас разрабатываются методы, позволяющие добиться превращения низкореагирующих на данный антиген индивидуумов в высокореагирующие. Установлено также, что высокореагирующим индивидуумам достаточно произвести одну прививку, тогда как низкореагирующим нередко требуется сделать несколько инъекций вакцины.

Читатель. Выходит, что честь иммунологического мундира для вас все же кое-что значит?

Автор. Это естественно: ведь я - иммунолог.

В заключение хочу повторить то, что говорилось в. предисловии: иммунология полна противоречий, парадоксов. Она является точкой роста самых разных биологических дисциплин: онкологии, хирургии, терапии, гематологии и многих других. Мы говорили с вами о вирусах. Оказывается, их изучение помогает понять сущность иммунитета, а изучение механизмов иммунитета позволяет с новых позиций подойти к определению биологической роли вирусов. В обоих случаях видимость и сущность явлений не всегда совпадают. То, что сегодня кажется истинным, завтра может оказаться неверным. И наоборот, то, что сегодня представляется абсурдом, завтра может предстать в лике истины.

Представим себе, что на нашей планете приземлился представитель инопланетной цивилизации и попал в район, где обитает много диких пчел. Напуганные появлением пришельца, они начинают жалить его. Вполне естественно, что, испытав боль и обнаружив после укуса па коже волдыри, пришелец зафиксирует в своем журнале, что на него напали паразиты, вызывающие заболевание, проявляющееся в образовании волдырей. Но если путешественник-инопланетянин начнет наблюдать за жизнью пчел, то обнаружит, что они нападают, только если их потревожат, что они вовсе не паразиты и к тому же вырабатывают чрезвычайно полезный продукт - мед. Если же он продолжит изучение, то поймет, что эти насекомые играют огромную роль в биосфере Земли, участвуя в опылении растений.

Можно сказать, что большинство современных вирусологов находятся примерно на такой же стадии понимания живой природы. Первоначальное представление о вирусах было связано с их обязательным внутриклеточным паразитизмом. Однако сегодня, по мнению ряда исследователей, главной особенностью некоторых вирусов следует считать их способность переносить полезную для вида генетическую информаци