Тайны вирусов

...тысячи лет идет эта тихая невидимая война человека и вирусов...

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

Сколько вирусов в организме?

Сколько же их?

Итак, установлена "личность" виновников болезни. Но врачу часто бывает необходимо знать, сколько вирусов в организме. От этого зависят исход болезни и лечение.
Но как сосчитать невидимую "армию противника" - задача на первый взгляд неразрешимая. И все-таки возможная.
Существует несколько способов подсчета вирусов в пробе инфекционного материала. Один из них - титрация. Сущность ее в следующем.
Жидкость, содержащая вирусы, разводится десятикратно. В первой партии пробирок с клетками будут содержаться все вирионы, во второй - их десятая часть, в третьей - сотая, в четвертой - тысячная... Наконец, образуется, как говорится, "седьмая вода на киселе", когда в пробе не остается ни одной вирусной частицы. В некоторых случаях дело доходит до двенадцати разведений, когда в десятой доле кубического сантиметра содержится триллион вирусных частиц - вирионов. При этом нельзя ставить знак равенства между инфекционной частицей и единичным вирусом, поскольку в клетку одновременно могут проникать сотни вирионов.
Нередко вместо титрации вирусологи используют реакцию нейтрализации. Разводится диагностикум с известным количеством антител. К серии пробирок с одинаковым количеством вирусосодержащего материала добавляют разные разведения диагностикума, содержащего, скажем, 10<sup>9"sup/" антител. Если до пятого разведения антитела будут защищать клетки от гибели, то количество вирионов не превысит 10<sup>4"sup/". Если же защитная реакция проявится только до второго разведения, то содержание вирусных частиц составит не менее 10<sup>7"sup/". Естественно, реакцией нейтрализации можно определить не только количество, но и видовую принадлежность, поскольку антитела "свяжут" только "свой" вирус.
И титрация вируса, и реакция нейтрализации - чрезвычайно трудоемкие процедуры. Не случайно столы в боксах вирусологов заполнены тысячами пробирок. Сколько пройдет проб через руки вирусолога, прежде чем перед его глазами блеснет золотинка удачи.
"Классическое" вирусологическое исследование длится не одну неделю, поэтому применяется оно в основном при научных изысканиях, но, увы, мало что дает для клиники. И в самом деле, больному, скажем гриппом, диагноз, поставленный через месяц, нужен как прошлогодний снег.
Существуют способы более простого и быстрого обнаружения и подсчета ультрамикроскопических врагов. Еще в начале сороковых годов английский вирусолог Херст обратил внимание на тот факт, что, если в куриные яйца, где выращивался вирус гриппа, попадает кровь, происходит слипание красных кровяных шариков. Дело в том, что вирус гриппа содержит белковые молекулы - агглютинины, которые склеивают кровяные шарики - эритроциты. Эта реакция, названная гемагглютинацией, протекает очень быстро, поэтому она получила широкое распространение в диагностике вирусных заболеваний.
Если знать, какое количество гемагглютининов содержит та или иная жидкость, то нетрудно прикинуть, сколько в ней вирусных частиц. Чтобы сделать этот подсчет более точным, вирусологи используют обратную реакцию - торможение гемагглютинации. Она напоминает реакцию нейтрализации: к исследуемой жидкости добавляют известное количество антител диагностикума, которые связывают вирусные частицы и тормозят соответственно слипание красных кровяных шариков. Как в школьной задаче, зная одно известное - количество антител, можно найти неизвестное - количество вирусных частиц. Вся эта процедура протекает в считанные часы.
К сожалению, не все вирусы в составе своей белковой оболочки имеют молекулы агглютининов, поэтому реакция торможения гемагглютинации не всегда может быть использована. Вирусологи по сей день продолжают разрабатывать методы экспресс-диагностики, которые бы помогли быстро и надежно опознавать и подсчитывать невидимого противника.